История болезни, помогите, места себе не нахожу

«История болезни»

История болезни,  помогите, места себе не нахожу

Михаил Зощенко — известный советский писатель, книги которого пользуются популярностью у читателей.

В своих произведениях он обличал все возможные пороки советской власти, но делал это столь тонко и малозаметно, что позволило ему избежать сурового наказания и остаться живым даже в темные сталинские времена.

Анализ рассказа «История болезни» Зощенко позволит поближе познакомиться с бытом больниц в двадцатых-тридцатых годах прошлого века.

История написания

Рассказ «История болезни» написан в 1936 году, а впервые его напечатали в журнале «Крокодил» в 1937—1938 годах. Это произведение автор задумал после посещения им больницы, где Михаил Зощенко оказался по причине тяжёлой болезни.

Его удивило холодное и бессердечное отношение медицинских работников к пациентам, при этом декларировалась забота о каждом из больных.

Работа над этим коротким рассказом заняла буквально несколько дней, однако с его печатью появились определенные сложности.

Издатели не хотели рисковать, публикуя такой острый сатирический рассказ, который в 1937 году мог им стоить не только работы, но и жизни или отправки на десяток лет в лагеря. Лишь после одобрения «Истории болезни» высоким начальством, Зощенко со всеми необходимыми бумагами отправился в журнал «Крокодил», а в последующем это произведение появилось уже в его общем сборнике.

Эта книга пользовалась популярностью у читателей, многим описанная автором проблема была крайне близкой, ведь они едва ли не ежедневно сталкивались с таким хамством и бессердечным отношением со стороны государственных структур.

Жанр рассказа

Рассказ «История болезни» написан в реалистическом жанре. Это тонкая сатира на существующие в те времена медицинские учреждения и систему врачебной помощи в Советском Союзе.

На бумаге высокое начальство рапортовало о заботе о человеке, однако в действительности, каждый больной считался винтиком в системе, поэтому не стоит удивляться пренебрежительному, а порой и хамскому отношению к больным со стороны медицинского персонала.

Несомненно, в своём произведении Михаил Зощенко преувеличивал несчастья главного героя, показав его придирчивым, а порой и занудным человеком.

Однако все его требования полностью объективны, подчеркивая безразличие врачей и медсестёр к пациентам в больницах.

Зощенко при создании этого рассказа отказался от описания типовых героев, выбирая в качестве главных персонажей обычных людей, с которыми может ассоциировать себя каждый читатель.

Юмор в этом произведении, а также его повествование схоже с великими рассказами Марка Твена. Ситуация, в которую попадает рассказчик, одновременно комичная и трагичная.

Каждый советский человек угадывал в таком персонаже свои приключения в больницах и поликлиниках.

Неудивительно, что это произведение было актуально не только в тридцатых годах прошлого века, но и на протяжении многих десятков лет, когда пациенты сталкивались в медицинских учреждениях с таким отношением к себе.

Автор высмеивал существующие порядки в обществе, одновременно утверждая об имеющихся недостатках в советской системе.

Главные герои

Главный герой рассказа — обычный советский гражданин, который попадает в больницу с высокой температурой и с брюшным тифом. Из его слов становится понятно, что он образованный человек, обладающий смелостью обсуждать и критиковать все увиденным им недостатки в медицинских учреждениях.

Главными персонажами рассказа являются:

  • рассказчик — обычный советский человек;
  • фельдшер из приемного покоя;
  • медсестра из помывочной ;
  • главврач больницы.

Традиционно для своих рассказов Зощенко описывает лишь несколько персонажей, которым практически не даётся каких-либо характеристик. Это сделано, чтобы читатель сам додумал те или иные качества и черты характера героев этого произведения. При этом многие в таком описании угадывали всех врачей и фельдшеров, с которыми они сталкиваются уже в своих больницах и поликлиниках.

Главный герой «Истории болезни» стремится к внутренней гармонии и внешней красоте. Это идеалист, который мечтает, чтобы в советской жизни слова не расходились с делом.

Он не беспочвенно критикует имеющиеся в больнице недостатки, предлагая возможные пути их исправления.

Однако ни фельдшеру, ни врачам, ни руководству медицинского учреждения такие замечания не интересны, так как они безучастно и пренебрежительно относятся ко всем пациентам.

Краткое содержание

Главный герой, от лица которого ведется повествование, заболел брюшным тифом и его положили в больницу.

Испытания начинаются уже в приёмном покое, где он видит надпись о расписании выдачи трупов. Рассказчик спорит с фельдшером, утверждая, что такие информационные стенды не нужно располагать на видном месте.

Это не добавляет сил пациентам, которые начинают нервничать и становятся морально подавленными.

Следующее испытание ожидало в помывочной комнате. Рассказчик стал уверять медсестру, что такое название больше подходит для колхозной фермы. Ведь именно там в помывочной купают и чистят коров и других животных.

Как только его привели в эту комнату, главный герой замечает, что ему предлагают раздеться в то время, когда в ванне моется какая-то старушка.

После непродолжительных споров пожилую пациентку всё же уводят, что позволяет вымыться рассказчику и одеться в больничную одежду, которая оказалась на несколько размеров больше.

Рассказчик, оказавшись в палате на 30 человек, вновь был недоволен лечением и попросил позвать лечащего врача.

Вместо него, пришёл санитар, однако у рассказчика уже не было сил спорить, он потерял сознание от высокой температуры, а очнулся лишь через несколько дней.

По словам санитарки, несколько суток он находился между жизнью и смертью, у него был жар и лихорадка, но молодой организм победил, а рассказчик очнулся и пошел на поправку.

В конце перед выпиской он узнает, что его жене по ошибке отправили похоронку, приняв за другого пациента. На этом мучения в больнице заканчиваются, а рассказчик, пускай и недолеченным с небольшой сыпью, выписывается, для себя зарекаясь больше не попадать в такие медицинские учреждения.

Анализ и художественное разнообразие

Основной проблематикой этого рассказа является формальное отношение к человеку советских учреждений. Причём с подобным сталкиваются не только в больницах и поликлиниках, но и практически во всех сферах жизни.

Главный персонаж пытается противостоять системе, однако подвергается гонениям врачей и медперсонала. В конечном счете, он покоряется, полностью отказываясь от возможной борьбы за справедливость.

По мнению автора, формализм все же побеждает в советской жизни, а борьба против существующего уклада жизни попросту невозможна.

Поднятые в произведении проблемы:

  • формальное отношение к пациентам ;
  • всеобщий обман и ложь советской системы;
  • сравнение госучреждений и всей страны с тюрьмой.

Главный герой «Истории болезни» Зощенко относится к категории тех невезучих людей, кто в каждой ситуации остаются виноватыми.

Он высказывает недовольство безразличным отношением к себе врачей и фельдшеров, но в больнице его считают нахалом и привередливым больным.

Медсестра даже предполагает, что такие любопытные люди долго не живут, поэтому, с большой долей вероятности, поправиться от болезни у пациента не получится.

«История болезни» состоит из нескольких последовательных эпизодов, которые описывают все мучения главного героя в госпитале.

Каждый из таких эпизодов забавен и вызывает у читателя смех, являясь средством сатирического описания такого бездушного отношения к каждому пациенту и человеку.

Автор, делая речь врачей малограмотной, высмеивает медиков, которые не то что не лечили, а больше вредили своим больным.

Примечателен небольшой отрывок этого рассказа, где всем пациентам выдают больничные пижамы. Тем самым автор делает обобщение, что советская система представляет собой общий лагерь заключённых.

Зощенко сравнивает медицинское учреждение с тюрьмой, в которой также арестантам выдают робы со специальным клеймом на спине или груди.

Всё это унижает человеческое достоинство, превращая всех людей в покорную серую массу.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/kratkoe-soderzhanie/91763-istoriia-bolezni-analiz-rasskaza-mihaila-zoshenko.html

Реальные истории заболевших коронавирусной инфекцией COVID-19

История болезни,  помогите, места себе не нахожу

«Отчаяние, которое я испытывал, когда не мог дышать, было ужасным чувством»

Луис Манчено, 33 года, адвокат иммиграционной службы в Бруклине

Я остался дома в пятницу утром две недели назад, потому что почувствовал сильную усталость и боль во всём теле. Затем у меня начался озноб, и боли в теле усилились. Я измерил температуру, и у меня было около 101 градуса F (38,3 С). Два дня я ничего не мог делать. Наконец температура уменьшилась, и боли в теле почти прекратились.

Но начался сухой кашель. Много прочитав до этого о Covid-19, я связался со своим доктором и сообщил ему, что у меня все симптомы Covid-19. Мой доктор сказал, что я мало что могу сделать и что мне просто нужно оставаться дома, потому что тогда тестирование было очень ограниченным, и положительный тест в любом случае ничего не изменит.

К утру понедельника [16 марта] я проснулся из-за того, что задыхался. Я не мог думать и говорить, потому что я вкладывал всю свою энергию в дыхание. Я ощущал также сильную сдавленность в груди, которая не проходила.

Той ночью я пошел в отделение скорой помощи, потому что мое состояние ухудшалось. Персонал больницы немедленно принял меня и подключил к кислородной машине. Врач скорой помощи осмотрел меня и дал мне тест на Covid-19. Он также проверил меня на обычный грипп и другие вирусы.

Эти тесты были отрицательными. Я пробыл в больнице около четырех часов, после чего доктор сказал мне, что я могу пойти домой. Доктор сказал, что они не могут держать меня там, потому что им нужно место для пациентов с более тяжёлыми симптомами.

Однако врач предупредил меня, что мне нужно будет вернуться в отделение скорой помощи, если мне снова будет трудно дышать.

В среду вечером, перед тем как лечь спать, я опять почувствовал, что больше не могу дышать. На этот раз было хуже. У меня началось сильное головокружение, и мне было трудно ходить. Впервые с момента появления моих симптомов я стал бояться за свою жизнь.

Мой муж помог мне собрать сумку и отвез в отделение скорой помощи. Это заняло у нас около 40 минут, и, к счастью, к тому времени, когда я туда попал, мое дыхание восстановилось.

Я пообщался с врачом, который подтвердил, что, скорее всего, у меня Covid-19, он сказал мне идти домой, потому что они ничего не могут сделать для меня.

В субботу утром, когда я наконец почувствовал себя немного лучше, мне позвонили из больницы и сообщили, что пришёл мой положительный тест на Covid-19. Прошло две недели с тех пор, как у меня появились первые симптомы.

Я наконец чувствую себя лучше. Трудности с дыханием почти исчезли. Но вся ситуация очень сильно напугала меня. Отчаяние, которое я испытывал, когда не мог дышать, было ужасным чувством, которого я никому не пожелаю.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

«Как медицинский работник, я почувствова«то странное гнетущее чувс» «что я сделала не так, что смогла заразиться?»

Лаура, 26 лет, медсестра из Филадельфии

Сначала у меня стала болеть голова, головная боль возникала у меня в районе глаз и в висках [это было 16 марта]. У меня был сухой кашель и затрудненное дыхание, которые появлялись только, когда я напрягалась, например, когда я сбегала по лестнице, или когда играла со своей собакой, или когда я пыталась тренироваться из дома. Я чувствовала себя разбитой и ещё у меня был озноб.

Эти симптомы у меня были только утром первого дня, а к вечеру я чувствовала себя хорошо. Когда я проснулась с теми же симптомами и на следующий день, то я решила пройти обследование. Поскольку я медсестра, и через неделю я должна была выходить на дежурство в поликлинике, мне нужно было знать, следует ли предупредить босса, чтобы он снял меня с графика.

В итоге я отправила сообщение своей подруге, которая работает врачом скорой помощи. Я чувствовала это странное гнетущее чувство: «как это случилось со мной?» и «что я сделала не так, что смогла заразиться?». Моя подруга заверила меня, что это не моя вина, и что сейчас важно, чтобы я приняла надлежащие меры предосторожности.

Она сообщила мне о тестовом центре Covid в Penn Medicine, который открылся как раз в тот день в в 10 часов утра.

Я быстро села в машину со своим женихом, и он отвез меня туда. Мне нужно было направление от моего основного врача, но, поскольку у меня его не было, я смогла получить направление от врача на месте и записаться на прием по телефону, чтобы получить место в очереди. Весь процесс занял около 45 минут.

Мне сказали, что мне позвонят через три-пять дней, если тест будет позитивным, или я получу текстовое сообщение в течение 10 дней, если тест будет отрицательным. Мои симптомы постепенно ухудшались.

Я потеряла вкусовые ощущения и не чувствовала запахи, добавились желудочно-кишечные проблемы и общая усталость.

Эти симптомы были волнообразными, и были некоторые дни, когда я чувствовала себя совершенно нормально, а в другие дни — я чувствовал себя полностью истощенной и обездвиженной.

На пятый день мне позвонили и сказали, что у меня положительный результат. На тот момент я болела уже более недели. Я получаю виртуальный чек-ап дважды в день, чтобы отслеживать мои симптомы с помощью программы автоматической отправки сообщений Penn Medicine.

Я чувствую себя виноватой из-за того, что не могу помочь так, как многие мои коллеги, медсестры находятся на «передовой», изо всех сил стараются позаботиться о наших близких, но я счастлива, что смогла пройти тестирование рано и не стала источником распространения вируса.

Самым разочаровывающим симптомом для меня была неспособность чувствовать запах или вкус чего-либо. Это действительно трудно.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ

«Мне сделали рентген и сказали, что мои легкие наполняются жидкостью»

Майк, 57 лет, ИТ-работник из Сиэтла

Я, честно говоря, думал, что у меня грипп, ужасный грипп. Я чувствовал себя очень слабым. Мне было трудно дышать. У меня была температура, которая то приходила, то уходила. [В понедельник, 16 марта] я пошел в отделение неотложной помощи в маске и присел на корточки в углу комнаты ожидания.

Я продолжал испытывать трудности с дыханием. Были проведены анализы на грипп, и пока они ожидали результатов, врач решил сделать рентген грудной клетки из-за кашля и проблем с дыханием. Тесты на грипп оказались отрицательными, поэтому они решили провести тест на Covid-19.

Этот тест не проводится на месте, поэтому его пришлось отправить в лабораторию.

Рентгенография грудной клетки уже показала, что у меня была пневмония. Затем я получил положительный результат на тест Covid-19, ответ пришёл в четверг днем [19 марта]. Этот день был худшим. Я пошел в отделение скорой помощи, но, конечно, больница не была оборудована для обслуживания пациентов с Covid-19.

Они оставили меня у себя, пока не нашли для меня место в другой больнице. Там снова сделали рентген, он показал, что мои легкие наполняются жидкостью. Представьте, вы чувствуете, как будто ваши легкие сейчас взорвутся. Четырнадцать часов спустя, место в больнице было найдено.

В 2:30 утра в субботу меня доставили в Good Samaritan Hospital.

Мне сделали укол с антибиотиками, и меня сразу же вырвало. Антибиотик мне кололи ещё несколько раз. Позднее в тот же день я почувствовал себя лучше, но у меня все еще были сильные приступы кашля. К концу дня жидкость в моих легких стала уходить.

В воскресенье на той же неделе я смог заставить доктора отпустить меня домой, чтобы я мог долечиваться сам, потому что ситуация уже не выглядела так, как будто мне ещё нужна ИВЛ, было много других пациентов, которые могли использовать палату с ИВЛ. Мое насыщение кислородом было хорошим.

С тех пор приступы кашля были ужасными и чрезвычайно болезненными. Меня отправили домой со специальным ингалятором и лекарствами. Через десять дней после первых симптомов я наконец провел весь день [четверг, 26 марта] без сильного кашля.

Я был осторожен в своих движениях — поднимался по лестнице и вставал со стула аккуратно, чтобы не тревожить свои легкие резкими движениями.

Я слышал, что есть люди, которые считают, что это действительно похоже на грипп. Но это совсем не так. У меня один раз был довольно сильный грипп, который вывел меня из строя на 10 дней. Это ничто по сравнению с этим.

ИСТОРИЯ ЧЕТВЁРТАЯ

«Друзья и родственники оставляют все, что мне нужно, на пороге перед моей дверью»

Тина, 52 года, домохозяйка, штат Аризона

Я заметила первые симптомы через несколько дней после поездки в Диснейленд. Я проснулась с болью в горле и небольшим кашлем. Это было похоже на раздражающее щекотание. День второй: поднялась температура, кашель усилился, боль в горле усилилась, и стало тяжело делать глубокий вдох.

Когда в конце второго дня я вернулась домой в Аризону, я подумала, что у меня простуда или, возможно, грипп. Состояние постепенно ухудшалось с каждым днем. Я начала чувствовать себя очень слабой, с сильными головными болями. Моя шея болела. Меня тошнило. У меня болела грудь, болели ребра, было больно дышать.

Через несколько дней я позвонила доктору, рассказала о своих симптомах и мне посоветовали сразу же отправиться в отделение неотложной помощи. Врач позвонила заранее, чтобы сказать им, что я приду.

Когда я добралась туда, они провели меня через совершенно другой вход. Все они были в защитных масках и в защитной одежде, в двойных перчатках. Я не видела ни одного пациента все время, пока была там.

Меня поместили в отдельную комнату и держали в изоляции.

Они провели тесты и рентгеновские снимки, и мне сказали, что у меня обнаружен коронавирус, поэтому я должна находиться на домашнем карантине не менее 14 дней без контакта с кем-либо. С тех пор мой кашель только усилился.

Мое тело все время чувствует слабость, а я себя чувствую очень уставшей, все просто болит. У меня все еще болит горло, и мне больно глотать. Я не покидаю свой дом. Друзья и семья оставляют все, что мне нужно, на моем пороге.

Я больше не возвращалась в больницу, потому что у них нет лекарства от вируса, и максимум, что они могут сделать — подключить меня к дыхательному аппарату, который мне пока не нужен. Я молюсь каждый день, чтобы мне стало лучше, и моё дыхание не ухудшилось, и температура, наконец, спала. Задавать вопросы некому, потому что никто не знает ответов. Надеюсь, завтра мне будет лучше.

Источник: https://mayaksbor.ru/news/sreda_obitaniya/realnye_istorii_zabolevshikh_koronavirusnoy_infektsiey_covid_19/

Врачебная тайна в компьютере доктора – есть ли угроза?

История болезни,  помогите, места себе не нахожу
На первом этапе была введена электронная запись москвичей на прием, так называемая «Электронная регистратура». Весной этого года она действовала в 505 столичных государственных поликлиниках, диспансерах, медсанчастях и женских консультациях.

К ней пока не подключены только медучреждения, закрытые на ремонт.

На втором этапе, который идет сейчас, врачей поликлиник, диспансеров и консультаций обучат электронной скорописи, и они переведут все данные об обращениях своих пациентов в цифровой вид, одновременно помещая их в ЕМИАС.

Третий этап – полный перевод историй болезни москвичей в цифровой вид в централизованном архиве — пока под вопросом. По словам заместителя руководителя департамента информационных технологий Москвы Владимира Макарова, на это потребовались бы «десятки миллиардов рублей», да и «тотальное сканирование и распознавание потребовало бы длительного времени».

Но это, пожалуй, и все, что пока удерживает мэрию от перевода врачебных тайн москвичей в общую базу электронных данных ЕМИАС – деньги и время.

Преимущества электронной истории болезни

Пациентам переход на современные технологии, прежде всего, сэкономит время. Не надо будет стоять в очереди за талончиком к доктору, бегать по кабинетам врачей, чтобы собрать их подписи для всевозможных справок – на права, на приобретение оружия, да мало ли еще какие справки требуют от нас по несколько раз в год.

Уже решено, что ключевые сведения о пациенте — о прививках, хронических заболеваниях, диспансерном учете, переносимости лекарств, аллергии – будут внесены в его электронную карту.

Из этих данных и данных последних анализов своего пациента, тоже уже хранящихся в ЕМИАС, участковый врач сможет скомпоновать справку практически на любой случай жизни. Распечатает ее и заверит, а в дальнейшем, наверное, просто пошлет пациенту «по мылу».

Докторам цифровая база данных пациентов тоже облегчит жизнь. Люди имеют обыкновение менять место жительства, открепляются из одних поликлиник, прикрепляются к другим. Ложатся в больницы и выписываются из них. Порой проследить все болезни пациента, чтобы не ошибиться с диагнозом, врач просто не состоянии.

Если же история болезни человека будет храниться в одном месте – в ЕМИАС – то доктору достаточно будет туда наведаться из своего компьютера, и общая картина ему станет намного яснее.

Ждать ли скандальных “сливов”?

Понятно, что для врачей переход на цифровой документооборот чреват увеличением нагрузки. Овладев навыками скорописи и другими цифровыми премудростями, они заметно сэкономят время, которое сейчас уходит на бюрократическую часть приема пациента. Куда денут освободившиеся от текучки минуты, долго гадать не надо.

Любой, кто хоть раз был государственной поликлинике, знает, что врачей-специалистов там явный некомплект. С очень большой вероятностью, в сэкономленное от писанины время врачей обяжут принять еще десяток–другой пациентов, повысив план приема.

Для пациентов же главный (потенциальный) минус цифровой истории болезни может состоять в следующем.

При бумажной истории болезни, хранящейся в регистратуре поликлиники (а часто даже дома у гражданина), существует хоть какая-то уверенность в том, что ее не отдадут в руки постороннему человеку.

Любая централизованная электронная база беззащитна перед продвинутым хакером или недобросовестным сисадмином, который за деньги может слить всю базу целиком или по заказанным фамилиям.

По планам Минздрава, все региональные медицинские инфосистемы должны быть интегрированы в общероссийскую – ЕГИС-Здрав.

Но если вы уже сейчас с затаенным злорадством ожидаете скандальных сливов о том, что политик такой-то уже трижды лечился от гонореи, а с такого-то по такой-то год состоял на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом «мания величия», подумайте еще раз. Будет ли вам смешно, когда в интернете вы увидите свою собственную историю болезни?

Чтобы понять, насколько серьезны основания для подобных опасений, мы обратились к специалисту.

В обезличенном виде

Владимир Макаров из департамента информационных технологий Москвы заверил обозревателя РИА Новости, что в ЕМИАС данные пациентов хранятся в обезличенном виде, никаких фамилий там нет.

«Для постороннего человека эти данные не имеют не только ценности, но и смысла, – утверждает Макаров. – Смысл они приобретают только в случае, когда привязаны к персональным данным пациентов.

А эти данные хранятся в совсем другой базе – АИС ОМС Москвы (автоматизированной информационной базе Фонда обязательного медицинского страхования. — С.П.).

Где они хранятся, между прочим, с 1998 года, и это единственная база данных, которую не купишь на Савеловском рынке. По крайней мере, так было до сегодняшнего дня».

Иными словами, заходя в свой рабочий компьютер, врач отправляет запрос одновременно в две независимые базы данных. Доктор этого может не знать, да и знать об этом ему не обязательно. Главное – на своем экране он видит амбулаторную карту уже конкретного больного и с ней работает.

«Проще украсть чужую медицинскую карту из регистратуры, чем взломать такую систему», – уверен Владимир Макаров.

Обучу врача. Дешево

Между тем, обучение врачей поликлиник скоростному заполнению историй болезни и рецептурных бланков уже идет полным ходом. По словам и.о.заммэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова, на начало этого учебного года методам слепой печати учились уже около 10 тысяч врачей.

По официальным данным Росстата, в 2012 году врачей в Москве насчитывалось примерно 90 тысяч. По неофициальным данным столичного врачебного сообщества, их примерно вдвое меньше. Но сколько бы их ни было на самом деле, 70 млн рублей на обучение скоростной печати – не так уж дорого: примерно по тысяче рублей на одного доктора.

Наверное, многие из москвичей, далеких от медицины, с удовольствием научились бы компьютерной скорописи на такую символическую цену, да еще без отрыва от производства. Судя по предложениям в интернете, такая услуга стоит в 4-5 дороже при обучении в группе и в 10-20 раз дороже при индивидуальных занятиях.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://ria.ru/20130906/961263603.html

Ваш доктор
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: